Домой Шоу бизнес Владимир Шахрин: Звучание группы «Чайф» всегда был олдскульным

Владимир Шахрин: Звучание группы «Чайф» всегда был олдскульным

90
0

Владимир Шахрин: Звучание группы «Чайф» всегда был олдскульным

Рок-музыкант, бессменный лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин накануне юбилейного концерта «35 лет группе. Война, Мир и…» подчеркнул приверженность группы музыке 1960-х.

Знаменитый музыкант в интервью рассказал о том, в чем заключается замысел юбилейного шоу, выразил свое отношение к онлайн-концертам и сравнил подход современных музыкантов с традициями «Чайфа».

«Музыкальный портал открылся»

— Владимир Владимирович, программа вашего юбилейного концерта «35 лет группе. Война, Мир и…» состоит из трех частей, обозначающих разные периоды в жизни человека. Это замысел режиссера концерта Павла Брюна, или он выступал только как реализатор ваших идей?

— Да, похоже, все наконец свершится, и мы сыграем в Москве нашу программу, которая называется «Война, мир и…». История из трех блоков и концептуальное название были моей идеей. А Павел Брюн как режиссер смог ее привести в надлежащую форму.

Когда мы со сцены представляем себе и видим нашу программу — это одно видение. Павел смотрел на все это со стороны: и на группу «Чайф», и на песни. Когда мы начали собирать шоу, мы делали прогоны в зале со светом, с аппаратурой, и Паша как раз находился в зале, на ходу вносил поправки. Он давал нам рекомендации, где можно поговорить с публикой, а где лучше не надо, где лучше несколько песен сыграть нон-стоп.

Конечно, у нас к нему полное доверие, потому что он очень опытный человек. Этот человек делал лучшие мировые шоу с артистами в разных жанрах, поэтому в этом деле он абсолютный профессионал.

— В концепции концерта период юности соответствует войне, а взрослый период — построению своего мира. А какое слово соответствует третьему периоду, что мы можем поставить вместо многоточия?

Вы правы, что война — это действительно более ранний период группы. Тогда песни были пожестче, как, например, «Оставь нам нашу любовь» и «С войны». Хотя в первом блоке программы есть и более новые песни. Это «Почтальон», «Рок — мой выбор!». Во всех трех блоках есть разные песни — и новые, и старые.

Второй блок у нас начинается с песни «Силы небесные», и в этом есть какой-то поиск гармонии —с самим собой и с окружающим миром. И в третьей части шоу мы все вместе с публикой эту гармонию находим. Третья часть — очень позитивная, радостная, в ней звучат в-основном старые хиты, которые уже можно петь всем вместе. Это то, что называется «караоке-блок».

Программа воспринимается очень хорошо, она очень разнообразная. Мы в прошлом году успели все-таки сыграть ее на Дальнем Востоке, в Приморье и в Казахстане. Поэтому мы понимаем, что программа получилась.

Что касается загадочного многоточия в названии программы, нам бы хотелось, чтобы каждый зритель к концу концерта нашел нужное слово для себя и вставил его туда. Это может быть все, что угодно: любовь к своей семье, любовь к музыке, любовь к женщине. В любом случае, мне кажется, что это то, что объединяет одним словом — словом «любовь».

Я думаю, что, если бы мы просто написали «любовь», это было бы немножко банально. А когда внутренний голос подскажет человеку, что речь, скорее всего, идет про любовь, это будет, наверное, правильно.

— В 2020 году вы выпустили клип на песню «Не теряй надежду». Она оказалась крайне актуальной в период пандемии. Что позволило вам сохранять бодрость и оптимизм в этот тяжелый для всей музыкальной индустрии коронавирусный период?

— Песня «Не теряй надежду», которая вошла в наш новый альбом «Оранжевое настроение-III», записанный во время пандемии, была сочинена довольно давно. Нам казалось, что это бардовская, костровая песня, она десять лет назад была написана. И вот сейчас, когда начался карантин, мы вдруг поняли, что она прямо к месту. Мы вставили ее даже в юбилейную туровую программу. И клип тоже с удовольствием как минимум миллион человек посмотрели. Это очень хорошо. Поэтому мы эту песню как-то и сами полюбили, она стала нам очень родной.

Мы очень надеемся, что музыкальный портал открылся, и мы продолжим наш тур, что у нас впереди еще много городов, и мы сможем сыграть все концерты, которые планировали.

«Такого вообще уже не услышишь»

— Ваш онлайн-концерт «Война, Мир и…» получил приз «Чартовой дюжины». Как вы относитесь к феномену онлайн-концертов, ставшим распространенным в период пандемии?

— Когда онлайн-концерты только появились, все не очень понимали, что это такое. И мы тоже с удовольствием попробовали, постарались сделать это действительно хорошо, чтобы все смотрелось полновесным шоу. У нас просто был реальный концерт, который транслировался в онлайн со всем светом, экранами и декорациями. Зрители оценили, что он был в зале, на сцене. Поэтому он и получил приз «Чартовой дюжины» как лучший онлайн-концерт за прошлый год.

Но к концу года стало очевидно, что онлайн-концерты не могут заменить живого общения. Для себя я сделал сравнение, что онлайн-концерты — это то же самое, как смотреть передачи про природу по телевизору. Вроде интересно, но все равно, когда ты реально находишься в каком-то красивом месте, на природе, то получаешь совершенно другие эмоциональные ощущения. Поэтому я думаю, что все мы, конечно, — и зрители, и музыканты — соскучились и нуждаемся в живом общении.

— Ваш новый альбом «Оранжевое настроение-III» вышел совсем недавно. Можете ли сказать, как за 35 лет в музыке вы эволюционировали музыкально? В каком направлении намерены двигаться дальше?

— Звучание группы «Чайф» всегда было олдскульным. И с каждым годом он становится все больше и больше олдскульным. Нам это нравится. Мы одна из немногих групп, их просто единицы, кто продолжает играть рок-музыку именно так, как она была придумана в 60-х годах.

У нас на сцене нет никаких «подкладок» — то, что сейчас называется плейбэками, когда компьютер выдает на сцене звуки, когда звучат музыканты, которых на сцене нет. Для нас это совершенно неприемлемая история. У нас нет даже метронома, чтобы быть в каком-то строго заданном темпе. Каждый раз мы играем в том темпе, который отсчитал барабанщик или как начал играть гитарист.

Мы можем разогнаться, можем замедлиться к концу, можем вставить лишний проигрыш на один куплет больше или исполнить на один куплет меньше. Для нас самих каждый концерт совершенно разный, он не похож на другой.

Я вижу молодые группы, которые здорово звучат с плейбэками, там бывает до 70% звучания компьютера. Но, мне кажется, что это скучно, потому что концерты становятся совершенно одинаковыми для музыкантов. Думаю, что и зритель скоро поймет, что это совершенно одинаково звучит. Для нас до сих пор актуальна история 1960-х годов, и мы умеем звучать, как группа этого периода. Есть много людей, которые это ценят, которым это очень нравится. Они пишут нам после концертов: «Блин, такого сейчас вообще уже не услышишь. Мы слышим одну гитару, вторую, бас, барабан, и вот голоса». Из этого складывается абсолютно полновесный концерт. Шестидесятые — это наше все.

Ранее ФАН сообщал о том, что гитарист группы «Чайф» Владимир Бегунов заболел коронавирусом.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь