Домой Шоу бизнес Режиссер сериала «Топи» подверг сомнению идею снять российский хоррор

Режиссер сериала «Топи» подверг сомнению идею снять российский хоррор

51
0

Режиссер сериала «Топи» подверг сомнению идею снять российский хоррор

Советский и российский режиссер театра и кино Владимир Мирзоев после премьеры сериала «Топи» в беседе с ФАН выразил мнение, что снять хоррор-фильм в России невозможно — ведь русского зрителя не напугать ни заброшенными деревнями, ни чем-то еще, традиционным для этого жанра.

Кинематографист в эксклюзивном интервью объяснил, что роднит новый проект с творчеством Андрея Тарковского, определил жанр «Топей» и рассказал, как съемочная группа подбирала место для съемок.

— В одном из интервью вы говорите о «Топях» как о поэтическом кино, продолжающем традицию Тарковского. Как именно Тарковский повлиял на ваше видение?

— Я даже сказал бы, что это в какой-то степени оммаж Андрею Тарковскому. Там есть определенные темы, мотивы, даже сюжетные ходы, которые так или иначе связаны с его творчеством. Это не буквальные цитаты ни в коем случае, но тем не менее связь прослеживается. Я думаю, что любители творчества Тарковского как-то смогут выстроить эти ассоциации.

— Что еще послужило источником вдохновения для работы над фильмом?

— Конечно же, мое вдохновение было связано со сценарием. Наша история не про сегодняшний день, скорее, она актуальна в философском аспекте. Я думаю, что самый главный вопрос времени связан с тем, как сегодня соотносятся рациональные знания и древняя метафизика, в частности, богословие или религиозные знания — вообще проблемы веры. Вот эта дихотомия — рациональное и иррациональное — наверное, это и есть смысловой стержень нашего сериала, ну и сценария, конечно, изначально.

— Некоторые кинокритики полагают, что снимать хорроры в России абсолютно бессмысленно. То, на что обычно рассчитаны фильмы этого жанра, не пугает отечественного зрителя. Например, затерянные в глуши, заброшенные деревни. Что вы думаете на этот счет?

— Я абсолютно согласен с этой точкой зрения. Поэтому я думаю, что чистый жанр вообще плохо приживается на нашей земле, будь то хоррор или комедия, или абсурдистская драма. Жанр нашей российской жизни, он неуловимый: трагическое, смешное, абсурдное, страшное, забавное — все присутствует одновременно в нашем пространстве ежедневно. Поэтому я думаю, что любой чистый жанр выглядит немножко искусственно и ощущается как намеренно созданная конструкция кинематографиста.

Мы попытались эту проблему объехать на такой кобыле: мы решили, что используем множество жанров — и отчасти хоррор, и отчасти триллер, и отчасти детектив, и отчасти психологическую драму, и отчасти фэнтези. В результате мы получили какой-то очень причудливый сплав, который мы и называем поэтическим кино. Ведь в поэзии все эти элементы действительно переплавляются. Поэзия допускает в себя любой жанр или много жанров и переплавляет их в некое единство с помощью поэтической интонации, музыки, своего образного ряда. Поэтому я надеюсь, что у нас этот фокус получился.

— Как вы подбирали место для съемок? Вы сразу поняли, где будете снимать новый проект, или объезжали заброшенные селения в поисках идеальной локации?

— Вы знаете, наш художник-постановщик Эдуард Галкин довольно хорошо знает Московскую область. Он сразу сказал, что такую глухую деревеньку в Подмосковье мы найти не сможем. По его оценкам, ближайший объект, который еще нужно было достраивать, «причесывать» и много с ним работать, находился где-то в Ярославской области, в 2-3 часах езды от Ярославля.

А в кино, если говорить о производстве, то любая экспедиция — это увеличение бюджета, и более-менее все равно, куда ехать. Если это экспедиция, то это экспедиция. Эдик знал более удобную площадку, на которой можно работать, под Минском, в получасе — в 40 минутах езды. Он там уже работал и сказал, что вот это место будет для нас правильным. Мы в итоге там и снимали. Другие объекты мы тоже нашли в Белоруссии. Конечно, над ними пришлось потрудиться художникам, но, тем не менее, уже основа какая-то была. Так что мы долго не плутали по городам и весям в поисках правильного места. У нас была довольно четкая цель.

— По сюжету сериала внешнее путешествие героев, их физическое перемещение превращается в некое путешествие внутрь себя. На ваш взгляд, насколько эти путешествия внутрь себя опасны и так ли они необходимы людям?

— Если мы говорим о путешествии в область бессознательного, то я думаю, что эти путешествия необходимы и людям, и целым народам, я бы даже сказал. Потому что если не дружить со своим бессознательным, если с ним не говорить по душам, оно ведь никуда не исчезает, там накапливаются всякие смутные образы, желания и проблемы. И в какой-то момент перегородка растворяется или рушится, и эти «бессознательные демоны» вырываются наружу. Поэтому, конечно, каждый современный, рациональный человек должен со своим бессознательным разговаривать постоянно. Это совершенно необходимо, чтобы не было актов агрессии, чтобы люди адекватно воспринимали реальность, чтобы они понимали, где ложь, а где истина, где воображаемое, а где правда. Вот это все очень важно, и, в общем-то, наш сериал об этом.

Напомним, что «Топи» вошли в подборку самых ожидаемых российских сериалов 2021 году по версии ФАН.

Премьера многосерийного фильма состоялась в одном из онлайн-кинотеатров 28 января. Главные роли в картине исполнили Иван Янковский («Огонь», «Текст»), Катерина Шпица («Экипаж», «Поддубный»), Максим Суханов («Викинг», «Орда») и другие. По сюжету сериала пятеро москвичей отправляются в чудотворный монастырь в полузаброшенной деревне Топи, чтобы отыскать там помощь и ответы на свои вопросы. Молодые люди надеются на чудо, которое изменит их жизнь. Однако вместо чуда герои сталкиваются с мистическими происшествиями и пытаются покинуть злосчастное место.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь